Витабиоз.

 
 

Витабиоз.




laxmi

Открыть музыку в окне

Вадим Зеланд - автор серии книг о трансерфинге реальности. Читала его книги с удовольствием. Подписана на его рассылку. Начиная с третьей или четвертой книги Зеланд стал открыто писать о сыроедении, что меня весьма удивило и порадовало. Что ж - еще одна знаменитая личность в наших рядах)))

Прадлагаю Вам статью из его рассылки, которая как нельзя красочнее объясняет почему именно сыроедение и ничего другого.

Официальный, сайт автора: http://www.zelands.ru

Сахарова Татьяна

 

В прошлом выпуске мы остановились на том, что техногенная матрица выстраивает свою систему управления людьми на основе зависимости. В первую очередь, от пищи. В основе зависимости лежит не естественная физическая потребность, а наркотический голод. Потому что пища третьего рода (то есть, обработанная огнем, и в особенности, если это пища животного происхождения), вызывает интоксикацию. А все, что вызывает интоксикацию, порождает наркотическую зависимость.

Мертвое есть мертвое. Мертвая пища уже сама по себе токсична. Но еще более токсичной она становится в процессе пищеварения, поскольку переваривание мертвого, в нарушение законов Природы, – это по большей частигнилостный процесс. (Отчего, прошу прощения, и соответствующий запах при посещении туалета.)

Жареное или вареное мясо – наркотик в чистом виде. Именно поэтому его постоянно хочется. А есть любители, которые без мяса и дня прожить не могут. Если я сейчас же кого-то не съем, я кого-нибудь убью. Как только приняли очередную дозу, интоксикация на время приостановилась, и можно жить дальше.

Для ясности напомню, что такое интоксикация. Речь идет даже не о степени загрязнения организма токсичными веществами и продуктами обмена, а о том моменте, когда токсины начинают выводиться. Организм человека в течение всей жизни засоряется непрерывно, по нарастающей. Это подобно захоронению химических отходов, потому что органы выделения просто не справляются, не успевают. На этот случай существует «план Б» – организм обладает способностью инкапсулировать отходы – рассовывать их буквально куда попало, лишь бы подальше от критически важных органов. Но всякий раз, как только организм освобождается от тяжелой работы по перевариванию мертвого обеда, он принимается за очищение. В этот момент токсины попадают в кровь, что автоматически стимулирует реакцию: необходимо принять очередную дозу. И человек, естественно, это делает. Таким образом, «план Б», хоть он и запасной, работает постоянно. Получается, вроде ничего страшного, отходы инкапсулированы (пока), и жить можно (тоже пока). Но. Без очередной дозы жить нельзя.

Вот эта самая зависимость и послужила главной причиной, по которой человек поднялся на верхнюю ступень пищевой пирамиды, а потом и обосновался там прочно и надолго.

Казалось бы, сейчас вопрос выживания в условиях дикой среды и постоянного дефицита пищи уже не актуален. Есть возможность отказаться от животных продуктов, но зависимость не отпускает. В настоящее время большая часть урожая растений идет не в прямое употребление, а на корм, чтобы получить именно мясо.

Даже в тропических лесах, где растительное богатство и разнообразие в постоянном наличии, аборигены не перестают заниматься охотой. Потому что если хоть раз попробовал жареного мяса, захочется снова еще и еще. Зависимость, к тому же, формирует привычку. А привычка, в свою очередь, создает ментальный (социальный) стереотип – разумное (коллективное) объяснение, почему и зачем так надо.

Более того, с изобретением промышленных пищевых технологий, человек вогнал себя в еще более цепкую зависимость. Потому что химия и синтетика вызывает сильнейший эффект привыкания – привязки. И совершенно очевидно, кому такая привязка к кормушке выгодна. Если мы это производим и продаем, вы должны это покупать.Синтетические компоненты добавляются в продукты намеренно и совершенно осознанно.

Примеров множество. Мне как-то раз довелось увидеть следующую картину: по конвейерной ленте движется мясо, а сверху на него опускается что-то наподобие пресса, утыканного множеством иголок-шприцов. Мясо накалывают какой-то химией, видимо, для придания объема, веса, окраски, кондиции. Хотя, в туше изначально и так присутствует изрядное количество химии, антибиотиков, гормонов, и прочей нечисти, которую добавляют в корм, не считая уж трупных ядов и продуктов обмена при агонии. Как известно, нет ничего такого, чего нельзя было бы сделать в гонке за прибылью. Не существует никаких норм и принципов, через которые невозможно бы было переступить в этой гонке.

Зависимость укрепляется еще и тем обстоятельством, что приготовленная, в особенности приготовленная животная пища, кажется гораздо сытнее натуральной, живой. На самом деле это действительно лишь кажется. Согласно закону Эрета, о котором я уже писал в книге «Апокрифический Трансерфинг», когда вареная пища попадает в желудок, элиминация (вывод) токсинов прекращается. Возникает эффект, будто по животу кувалдой ударили. Организм словно впадает в полуобморочное состояние от того, что его конкретно нагрузили. Вот это самоеощущение загруженности, наряду с чувством облегчения от остановки детоксикации, обычно и путают с сытостью.

Но вот вопрос, действительно ли животная пища сытнее растительной? Доктор Вальтер Файт (Walter Veith), известный разоблачитель мифа о молоке, приводит такой пример. Темнокожая женщина из Африки, которая на протяжении всей жизни не пьет молока, по статистике получает с питанием 350 мг кальция в день; американская женщина употребляет 1400 мг кальция в день. В Америке женщины во время беременности часто страдают дефицитом кальция (остеопорозом), у африканских женщин такой дефицит встречается очень редко.

В организме все не так просто, как в таблице по содержанию кальция. Дело не в том, сколько кальция содержится в продукте, а сколько может быть усвоено. А это уже зависит от многих факторов. Доктор Файт сравнивает этот процесс с работой строителя. Допустим, каменщик способен уложить в день лишь 500 кирпичей. Увеличится ли его производительность, если этих кирпичей ему подвозить больше? Да вы хоть завалите его кирпичами, он от этого быстрее работать не станет.

Традиционная концепция, в соответствии с которой акцент делается исключительно на калорийность и питательную ценность продуктов, это химера, потому что не учитывается один элементарный момент: сколько потребуется затрат для того чтобы продукт был усвоен.

Придуманная суточная норма витаминов, минералов, микро и макроэлементов – тоже, очень смешно. Если собрать все необходимые продукты, которые потребовалось бы съесть, чтобы восполнить суточную норму, получится такая гора, которую впихнуть в себя за сутки физически невозможно. И это с учетом того, что любой продукт содержит чего-то больше, чего-то меньше, и всего помаленьку.

Сравнивать человеческий организм с паровозной топкой, по меньшей мере, некорректно. Обмен веществ – не химия в пробирке, а нечто иное, до сих пор не понятое. Наука объясняет все на том уровне, до которого смогла дотянуться. Но вот объяснить, каким образом младенцы так быстро набирают вес и растут, если питаются только материнским молоком, она не может. Сколько бы вы думали, содержится белка в молоке матери? Всего лишь 1%! А как умудряются существовать без пищи солнцееды? Полагаться на науку не стоит уже лишь по той причине, что она не способна излечить теперь уже тотально больное и страдающее ожирением человечество.

Итак, что мы имеем. С одной стороны, очевидные преимущества живой растительной пищи, с другой, устоявшийся столетиями стереотип о том, что животная пища питательней, а вареная пища легче усваивается.

И действительно, практика показывает, стоит человеку перейти на питание живой растительной пищей, как у него начинаются проблемы: расстройство пищеварения, резкое падение веса, ухудшение самочувствия, неврозы, обострение старых болезней, а то и аллергия по всему телу. Как же разрешить этот извечный спор между приверженцами живой пищи и мертвой?

Решение лежит не там, где его ищут, а совсем в другой плоскости. Дело не в том, что легче усваивается и что питательней, мертвая пища или живая, животная или растительная, а в том, на какой ступени пирамиды человек находится, на какого рода пищу его организм настроен.

На разных ступенях пирамиды, и для разных видов пищи, существуют принципиально различные типы пищеварения. Причем, тип пищеварения во многом зависит от микрофлоры кишечника, а она на разных ступенях пирамиды, опять же, различная. Нельзя делать выводы, пока не завершился переход с одной ступени на другую. Ведь никому не придет в голову пытаться кормить корову мясом, а тигра травой, и затем делать выводы?

Однако в отношении человека именно такие вот бессмысленные выводы делают. Потому что не понимают принципиального различия между живой пищей и мертвой. Между типами пищеварения на одной ступени пирамиды и на другой. Между жизнью и смертью.

Да и как может понимать обывательский ум, что такое жизнь, если даже наука этого не понимает? Какое «научное» определение жизни ни возьми, все они одинаково бессмысленны и бестолковы. Например, вот это: «жизнь – есть способ существования белковых тел». Задумайтесь, есть ли в этом определении хоть капелька понимания и смысла? С таким же успехом можно дать аналогично «научное» определение: секс – есть способ совокупления белковых тел.

Здесь имеет место категориальное различие в научном и эзотерическом подходе к пониманию сути вещей. Есть вещи, которые следует не понимать и объяснять, а знать – не разумом, а душой, сердцем.

Природа ничего не объясняет, она лишь показывает, что естественно, а что против всякого естества; где есть сердце, а где его нет и в помине. Природа знает, что живое должно питаться живым. Дайте живым живое, все мертвое же, оставьте мертвым. Бессмысленно затевать научные споры с Природой.

Однако существует один способ, позволяющий хотя бы приблизиться к пониманию сути вещей – назвать их своими именами. И далее, очень кратко, чтобы не испытывать ваше терпение, уважаемые Читатели, я займусь именно этим.

Можно очень долго защищать и обосновывать тот или иной вид питания. Существует целый ряд так называемых «правильных» видов питания: по группе крови, по типу сложения, вегетарианство, строгое вегетарианство (веганство), кошерная еда, аюрведа, макробиотика… Все эти виды объединяет одно: по сути, все это есть не что иное как некробиотика.

Некробиоз (от греч. nekros — мертвый и biosis — жизнь, образ жизни), по определению – изменения в клетке, предшествующие ее смерти. Вся жизнь человека, питающегося мертвой пищей – это одно сплошное преддверие смерти, подготовка к смерти, стремление к скорейшей смерти.

Некробиоз – это еще и особый тип пищеварения и обмена веществ, к которому организм вынужденно приспосабливается, когда его кормят мертвой пищей. При этом соответственно, формируется и особый тип микрофлоры, способной усваивать мертвую пищу – некрофлора.

И напротив, когда в организм поступает преимущественно, или только живая пища, в нем выстраиваются принципиально иные процессы пищеварения и обмена – витабиоз. И микрофлора формируется иная – витафлора.

Витафлора отличается от некрофлоры примерно как эльфы и феи отличаются от гоблинов и орков. По одну сторону – волшебные и чистые создания, живущие в волшебной и чистой стране. По другую – уродство, грязь, мутанты, паразиты, зловоние, поедание трупов, гниение. Так же разительно отличаются подгузники младенцев, кормящихся молоком матери, которая сама питается живой пищей, и младенцев, которых кормят синтетическими молочными смесями.

О взрослых «особях» я уж молчу. И не надо обольщаться тем, что снаружи все пристойно и даже порой красиво. Внутреннюю суть можно скрыть, но она от этого никуда не уйдет и не изменится. Некробиоз: мертвое на входе – мертвое и грязное внутри, мертвое и грязное на выходе. Витабиоз: живое на входе – живое и чистое внутри, живое и чистое на выходе. Таково реальное положение вещей. Это просто факты, не требующие объяснения.

Объяснения требует лишь один факт: почему переход на питание живой пищей сопровождается кризисными явлениями (которые, конечно же, временны). Когда живая пища попадает в грязную среду, заселенную некрофлорой, она сразу же начинает все это чистить. Некрофлора, в свою очередь, не может усвоить живую пищу. Гоблины и орки привыкли к пище совсем иного рода.

Что же требуется для того чтобы живая пища начала полноценно усваиваться и приносить ту пользу, которую приносить должна? Необходимо очистить все внутренние среды, выгнать прочь всех чужих, всю нечисть из организма, чтобы на место некрофлоры пришла новая, витафлора. Это невозможно сделать сразу. Такая перестройка подобна войне в Средиземье, из трилогии «Властелин колец». Гоблины и орки не уйдут вот так просто. Переход может длиться неопределенно долго, это зависит от текущего состояния здоровья и загрязненности организма. Но бывают случаи, что все проходит достаточно быстро и даже безболезненно.

Главное, чтобы вы понимали суть: это действительно нешуточная перестройка, настоящая война в Средиземье, сопровождающаяся сменой власти в королевстве, и с сопутствующими издержками. Переход на новую ступень пищевой пирамиды состоится тогда, когда в пищеварении прекратятся все некробиотические процессы, и установится живой обмен веществ – витабиоз. Вот тогда в организме начнется настоящая жизнь. Новая жизнь.

На смену оркам и гоблинам в микрофлоре придут эльфы и феи. И ваше собственное самоощущение будет таким, словно вы превратились в эльфа или фею. И внутри вас уже не мрачное гнилое подземелье, а чистая волшебная страна. По себе могу сказать, это странное, чудное и давно забытое ощущение: тебе пятьдесят, а ты себя чувствуешь так, будто тебе семнадцать.



Обновлен 25 апр 2017. Создан 22 мар 2017



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 

Flag Counter